Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Настроение Шанель

Она шла бодрым строевым шагом сквозь аллеи Тюильри, не глядя по сторонам, не задерживая своего брезгливо-надменного взгляда на детях, играющих в песочницах, на собаках, на целующихся парочках. Их весенний гомон и лепет доносились до нее, как шум моря в скафандр водолаза. Голос другой жизни, малопонятной и чужой, которой она почти не знала. Может, потому, что у нее самой детей никогда не было, а весенний вкус поцелуев на скамейке давно успела забыть. У нее было только одно – ее Дом, куда она и отправлялась каждое утро в любую погоду, кроме воскресения, разумеется.

Одно из таких мгновений подкараулил со своей фотокамерой "серебряный лис” Алекс Либерман, великий редакционный директор Vogue и других изданий Conde Nast.

Мадемуазель в наступлении. Вся ее поза выражает решимость: острые локти расставлены, как для атаки, худая шея напряжена, словно на ней не жемчуга, а смертельная удавка. Губы презрительно поджаты. А глаза несчастные, страдающие и общее впечатление какой-то трогательной жалкости этого гнева только усиливают накрахмаленная белоснежная блузка, шляпка, сумочка и сильно накрашенный рот.

Так Сергей Николаевич в рассказе «Ширмы, духи и витрины мадемуазель Шанель» сборника «Все о моем доме» описывает фотографию Коко Шанель, которую сделал Александр Либерман в 1951 году.

Collapse )

Перекличка

Jonny Briggs. Close to home, 2013

[описание серии]Close to Home involves digitally altered family photographs, which are physically montaged back over their unedited originals; juxtaposing two constructed realities. Both my mother and her mother’s heads are montaged on to the bodies of the children, flipping roles, relationships and situations. When I was younger my father and I had a difficult relationship, and perhaps because of this I desperately wanted to be part of my mother and four older sisters’ world; to wear the same clothes, play with the same toys and even go to the same public toilets. It was at a stage when I didn’t yet understand these complexities of adult life and the sacrifices required in order to follow them; I just wanted to be part of the social group. Through this new body of work, the inaccessible tribe of my sisters is shown, often with myself appearing as if I shouldn’t be in the photographs within this other world. On the surface it appears to be a place where my father is absent – yet he is ever-present as it is his eyes behind the lens. His gaze dominates the series, and therefore this could be seen as juxtaposing my father’s gaze and my own.

Collapse )

Когда я вырасту

Sylvie Meunier  в проекте Quand je serai grand (Когда я вырасту), 2012 собрала анонимные фотографии детей и взрослых в той же обстановке, той же позе, с той же точка зрения, представив, что это были одни и те же люди.

Collapse )

Кэпшен-2

На выставке победителей конкурса фотожурналистики имени Андрея Стенина 2018 года меня удивила краткость подписей.

На выставке конкурса 2019 эту проблему на первый взгляд постарались исправить. С помощью приложения РИА.Lab можно было увидеть автора и расширенное описание фотографии или сериию

Collapse )

Фотография в детской книге 1960-х годов

В продолжение примеров фотоиллюстрации в детской книге 1920-30-х годов и в 1980-е годы в сообществе kid_book_museum  нашлись книги 1960-х годов 

"СЕРЕЖА ТУРУРУШКИН НА РАБОТЕ И ДОМА". стихи Л.Зайцева, фото Ю.Чернышева. издательство "Малыш", 1965 год. (в комментариях информация о фотографе и герое книги)

Collapse )

Фотография на демонстрации

В фильме «Застава Ильича» большая сцена первомайской демонстрации. Впервые обратила внимание, что в кадр попадают фотографии детей. Никогда раньше не видела (или не замечала), чтобы на советских демонстрациях несли фотографии кого-то, кроме известных людей.

Collapse )

Не поняла фотопроект

Много лет читаю журнал «Русский репортер» и чаще всего в печатной версии (иногда они по-разному верстают электронную и бумажную версии) Была рада, когда они вернулись к жизни два года назад.  Некоторые репортажи, запомнились именно по фотографиям к ним, как например, о выросших бесланских детях. Часто они печатают фотопроекты (мне запомнился «Испытание сомнением» Юрия Белякова).

В последнем номере опубликованы фотографии из проекта Станиславы Новгородцевой «Крым как остров» (частично другие фотографии этого проекта на сайте International Photography Grant и также проект на сайте Colta.ru).

 В анонсе  номера сказано: «автор не пыталась внести идеологию или тезис, а наблюдала, что осталось, а что изменилось в русском Крыму за 5 лет и по сравнению с детскими впечатлениями. Проект предваряет небольшой, но ясный текст автора о том, что же изменилось — про патриотизм (казенный и настоящий), про цены и зарплаты, мост и надежды, разных татарах, про засуху в степных районах и ёмкостях с водой для животных, чтобы они в отчаянии не перегрызали ирригационные трубы». 

В журнале фотопроект начинается вопросом: Как изменилась жизнь здесь за последние годы, как меняются визуальные знаки места?

Я в недоумении. Не могу сказать, что мне не нравятся фотографии, подписи к ним или текст. Но для меня они никак не складываются в целое.  У меня не получается увидеть «изменение визуальных знаков». Может в проекте есть какая-то ирония, которую я не могу считать?

Collapse )

Перекличка

Увидела благодаря развеске на выставке «ЭВОЛЮЦИЯ ВЗГЛЯДА. 1991-2016»

Иван Михайлов. «Детские площадки». 2010
В детстве я мечтал стать космонавтом. Во дворе у нас стояла горка в форме ракеты. По ночам я залазил на нее, смотрел на звезды и представлял себе далекие космические путешествия.
Мой город похож на огромный космодром, где на детских площадках по всему городу стоят около 40 ракет. Большинство из них сохранилось еще со времен Советского Союза. В свое время они являлись воплощением достижений и мечтаний человечества о покорении космоса. Это было время, когда запустили первый спутник, отправили первого человека в космос, собирались строить города на Луне и Марсе. Прошло время, космос так и остался мечтой для человечества. А ракеты на детских площадках постепенно превращаются в груду ржавеющего железа. Днем на них по-прежнему играют дети, а ночью собираются наркоманы и алкоголики.
Для меня это своего рода ностальгическая история. Мне бы хотелось сохранить кусочек этой истории и связанные с ним воспоминания. Больше года я провел на детских площадках, я по-прежнему смотрел на звезды и мечтал о далеких планетах, только сейчас они кажутся значительно дальше, чем в детстве
2010 Playground:

Collapse )

Данила Ткаченко «Закрытые Территории»
Проект «Закрытые территории» про утопичное стремление человека к техническому прогрессу. Человек склонен всегда хотеть большего чем имеет, вследствие чего и появился технический прогресс, который являлся средством для создания всевозможных удобств, стандартов, а также инструментов насилия для удержания власти.
Принцип «лучше, выше, сильнее» часто является основной идеологией государств, ради этого они готовы пожертвовать почти всем. Человек при этом должен стать инструментом для достижения поставленных целей, а взамен получить более высокий уровень комфорта.
Я путешествую в поисках мест, которые сыграли важную роль для технического прогресса – секретные города, которых нет на картах, забытые научные проекты, брошенные технократические конструкции, зараженные территории вследствиe производственных аварий.
Идеальное технократическое будущее, которое так и не смогло наступить. Любой прогресс рано или поздно заканчивается. Это может произойти по разным причинам. Из-за атомной войны, экономического кризиса или природного катаклизма. Мне интересно увидеть что остается после.
8.:
Collapse )

Фотография не может быть ответственна

portret
The Too Faithful Talbotype.
Georgina (in riding habit). "Well dear! I declare it's the very image of you! I never!" Sarah Jane (who insists upon seeing the plate). "Like me! For goodness sake don't be ridiculous, Georgina. I think it's perfectly absurd! Why, it has given me a stupid little turn-up nose, and a mouth that's absolutely enormous!"
Punch. 1855

Кто хочет быть глубоко, безысходно несчастным?
Кто хочет дойти до отчаяния самого мрачного, самого черного, с зелеными жилками (гладкие цвета теперь не в моде)?
Желающих, знаю, найдется немало, но никто не знает, как этого достигнуть. А между тем дело такое простое…

Collapse )