kativas

Category:

Фотография на 6-ой Уральской биеннале

Работы, связанные с фотографией, в основном проекте 6-ой Уральской индустриальной биеннале современного искусства в Екатеринбурге. Тема биеннале — «Время обнимать и уклоняться от объятий»

Валентин Сидоренко. Под землей всегда светло.

Валентин Сидоренко. Под землей всегда светло. в здании Уральского оптико-механического завода.
Валентин Сидоренко. Под землей всегда светло. в здании Уральского оптико-механического завода.

Из описания на выставке: «Это фотопроект, посвященный шахтерам Золотушинского рудника (Горняк, Алтайский край) и условиям их работы. Валентин Сидоренко использует найденный архив фотографий с этой шахты. Художник стремится запечатлеть память о горняках, ведь в лицах неизвестных ему шахтеров он видит своего отца, погибшего на этой опасной работе. Сидоренко пишет: «Отец умер не своей смертью, и поэтому я не знаю, где находится его душа. Мне представляется, что шахта никогда не закрывалась, а горняки до сих пор работают, живут, только в другом мире. И вместе с ними мой папа». 

Валентин Сидоренко. Под землей всегда светло.
Валентин Сидоренко. Под землей всегда светло.

На сайте автора и в публикации на сайте «Такие дела» описание проекта другое. Его отсутствие на выставке 

Закрывая глаза, я вспоминаю, как мама укладывала меня спать, когда с работы вернулся папа. Он застыл в проеме двери, его лицо было красным от крови. Мы с мамой заплакали.

С работы папа принес несколько камней. Они не были похожи на те, что я видел, — эти камни переливались на солнце разными цветами.

Папа работал в шахте в нашем городе, который был построен для горняков. Там же работали мои деды, бабушки, прадеды. Все понимали, что укрепления под землей не выдерживают. Техника безопасности не соблюдалась из-за планов, которые нужно было выполнять, — все сводилось к экономии и штрафам.

Стоял жаркий летний день. Друг моего отца крикнул мне через забор: «Валька, позови батю». Он, как и отец, был проходчиком-взрывником, но они работали в разные смены. «А он умер», — сказал я. Кто-то выбежал из дома в черном платке.

После был суд и долгие разбирательства. А потом шахта закрылась, здания этого комплекса буквально растащили бывшие же горняки. А я каждый раз, когда проходил по нашей улице, где у дороги стоял огромный неказистый камень, говорил гордо: «Этим камнем моего папку завалило!»

Спустя много лет, когда я уже пережил своего «папку», ко мне попал архив фотографий некоего В. Грунина. Родственники фотографа продавали непроявленные пленки, на которых была запечатлена жизнь рудника, где работал папа. Фотографий с отцом у меня почти не осталось, но я вижу его в каждом шахтере на этих негативах.

Отец умер не своей смертью, и поэтому я не знаю, где находится его душа. Мне представляется, что шахта никогда не закрывалась, а горняки до сих пор работают, живут, только в другом мире. И вместе с ними мой папа.

Валентин Сидоренко. Под землей всегда светло
Валентин Сидоренко. Под землей всегда светло

Удивляет, что порядок фотографий изменен, а также отсутствует часть текста. На мой взгляд, из-за этого также утрачиваются смыслы проекта. Пример как в интернете работа выглядит интереснее, чем на выставке.

Валентин Сидоренко. Под землей всегда светло
Валентин Сидоренко. Под землей всегда светло

Peles Empire (Катарина Штовер и Барбара Вольф). Широко закрытые глаза

Peles Empire. Широко закрытые глаза. в здании кинотеатра "Салют"
Peles Empire. Широко закрытые глаза. в здании кинотеатра "Салют"

Инсталляция для кинотеатра «Салют» состоит из множества разрозненных элементов, на первый взгляд не имеющих  четко прослеживаемых прямых связей. В инсталляции использованы фрагменты местной городской архитектуры, декоративные детали, отсылающие к румынскому замку Пелеш; сюжетно в инсталляцию вплетены исторические события разных эпох, а также задействована анатомия человеческого глаза, необходимого для визуального восприятия фильмов. Художники объединяют эти элементы в виде обоев, комбинируя их с фотографией потолка кинотеатра. 

Peles Empire
Peles Empire

Стелиос Каллинику. Капуцин-плакса

Стелиос Каллинику. Капуцин-плакса. в фотографическом музее "Дом Метенкова"
Стелиос Каллинику. Капуцин-плакса. в фотографическом музее "Дом Метенкова"

Серия фоторабот «Капуцин-плакса» художника Стелиоса Каллинику основывается на утверждении немецкого писателя, поэта и литературоведа Винфрида Георга Зебальда, высказанного в книге «Аустерлиц», опубликованной в 2001 году. В ней Зебальд, ссылаясь на другого известного английского автора Джона Бергера, утверждает, что «животные в неволе и мы сами, как их человеческие двойники, смотрим друг на друга через узкую пропасть непонимания».

Стелиос Каллинику в своей работе исследует эту пропасть между людьми и животным, с целью проложить мост, парящий над пустотой. Выразительные глаза капуцинов, несущие в себе доисторическую меланхолию, смотрят на зрителя сквозь толстую стеклянную стену, невидимую на фотографиях и через фотообъектив.

Стелиос Каллинику. Капуцин-плакса. в фотографическом музее "Дом Метенкова"
Стелиос Каллинику. Капуцин-плакса. в фотографическом музее "Дом Метенкова"
Стелиос Каллинику. Капуцин-плакса. в здании Цирка
Стелиос Каллинику. Капуцин-плакса. в здании Цирка

Катерина Поединщикова. Без названия

В основе ее новой работы — движение тела, деформация и фиксация отдельных его частей, деление на сегменты. Это метафора, попытка визуализировать возможный эволюционный сдвиг, то, как тело перестраивается, растворяется в пространстве, лишаясь границ или сопротивляется и пытается высвободиться из окружающей реальности.

Катерина Поединщикова. в здании Цирка
Катерина Поединщикова. в здании Цирка

Только проект Сидоренко (но в том виде, как он представлен в интернете, а не на выставке) мне оказался интересен.

В целом основной проект разочаровал. Особенно в сравнении с 5-ой Уральской биеннале, где было больше интересных проектов. Интересно сравнить, что животные, архивы и крпуноформатная печать есть на обоих выставках.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.