kativas

Categories:

Решающий момент в жизни

Фотограф Дэвид Херн в интервью для Lens Culture рассказал о своей первой встрече с фотографией Картье-Брессона.

До того как я пошел в армию, я не думал о том, чтобы стать фотографом. Это даже не приходило мне в голову как потенциальная профессия. Однажды, в офицерской столовой, я взял копию Picture Post, прекрасного британского журнала тех времен. Я до сих пор помню дату: 12 февраля, 1955. Я просматривал его и наткнулся на картинку – она так сильно поразила меня, что я тут же начал плакать. Слезы – это не то, что я обычно практиковал в офицерской столовой в Сандхерсте. 

Анри Картье-Брессон. Универмаг в Ленинграде, 1954.
Анри Картье-Брессон. Универмаг в Ленинграде, 1954.

Жена солдата выбирает шапку в ленинградском универмаге. И русский муж смотрит, не менее озадаченный, чем любой муж любой женщины, покупающей шляпу.

Это затронуло меня так глубоко, потому что мой отец был вдалеке от дома на протяжении всей Второй мировой войны, и мое первое воспоминание о нем – это когда он вернулся и мы, как целая семья, ходили по магазинам. Мы пошли в Хауэлл, универмаг в Кардиффе, чтобы купить моей маме шляпу. Это был момент, когда я впервые увидел любовь между отцом и матерью. Видел, как они разделяют радость и делают что-то вместе. Мощное воспоминание.

Прямо тогда, я почувствовал огромную силу фотографии в создании эмоций и противодействии пропаганде.

В тот момент я решил, что это – именно то, чем я хочу заниматься. В частности, снимать нечто эквивалентное людям, покупающим шляпы для своих жен. Земные, но особые моменты, по всему миру. Намного позже, я посмотрел, кто сделал снимок, который так сильно меня тронул. В то время это было незнакомое мне имя: Анри Картье-Брессон.

Перевод интервью на русский (немного шершавый) размещен на сайте Камералабс

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.