Сибирские открытки

Я уже рассказывала, что найти интересные современные городские фотооткрытки тяжело, и я рада, когда встречаю фотопроекты о городах в формате наборов открыток

В Тюмени меня порадовали открытки из фотопроекта Александра Зеграчева «Тюмень в твоих руках». Особенно хороша, на мой взгляд, остановка с автобусом.

Collapse )

Настроение Шанель

Она шла бодрым строевым шагом сквозь аллеи Тюильри, не глядя по сторонам, не задерживая своего брезгливо-надменного взгляда на детях, играющих в песочницах, на собаках, на целующихся парочках. Их весенний гомон и лепет доносились до нее, как шум моря в скафандр водолаза. Голос другой жизни, малопонятной и чужой, которой она почти не знала. Может, потому, что у нее самой детей никогда не было, а весенний вкус поцелуев на скамейке давно успела забыть. У нее было только одно – ее Дом, куда она и отправлялась каждое утро в любую погоду, кроме воскресения, разумеется.

Одно из таких мгновений подкараулил со своей фотокамерой "серебряный лис” Алекс Либерман, великий редакционный директор Vogue и других изданий Conde Nast.

Мадемуазель в наступлении. Вся ее поза выражает решимость: острые локти расставлены, как для атаки, худая шея напряжена, словно на ней не жемчуга, а смертельная удавка. Губы презрительно поджаты. А глаза несчастные, страдающие и общее впечатление какой-то трогательной жалкости этого гнева только усиливают накрахмаленная белоснежная блузка, шляпка, сумочка и сильно накрашенный рот.

Так Сергей Николаевич в рассказе «Ширмы, духи и витрины мадемуазель Шанель» сборника «Все о моем доме» описывает фотографию Коко Шанель, которую сделал Александр Либерман в 1951 году.

Collapse )

Вышитый фотоальбом

Мария Арендт. «Игры, в которые играют люди: Семейные шахматы». 2012-2021. на выставке «Горизонталь превращения» Новое крыло Дома Гоголя

Фотоальбом в форме лоскутных шахмат отражает вехи фамильной истории и хранит автопортрет автора. Единству черного и белого созвучна нераздельность лицевой и изнаночной сторон.

Мария Арендт. «Игры, в которые играют люди: Семейные шахматы». на выставке «Горизонталь превращения» Новое крыло Дома Гоголя
Мария Арендт. «Игры, в которые играют люди: Семейные шахматы». на выставке «Горизонталь превращения» Новое крыло Дома Гоголя
Collapse )

Woodstock print

Фотография Барона Уолмана (Baron Wolman) толпы на фестивале в Вудстоке была использована в начале 1970х для производства ткани. Из этой ткани разные производители сшили брюки, рубашки, шорты, куртки и пальто.

 Интересно, что названий производителей уже не сохранилось. Этот комплект в коллекции Музея костюма Met и как дизайнер принта указан Барон Уолман

Collapse )

Светописанная

В романе Габриэля Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества» Хосе Аркадио Буэндиа «в качестве единственного аргумента допускал только дагерротипный отпечаток Господа Бога», но получить его он не смог.

Афонский монах Гавриил (Григорий Иванович Плужников) в 1903 году сделал снимок Богородицы.

Collapse )

Что читать доярке

В Изборском музее отдельный зал посвящен колхозу «Красный Изборск».

Особенно понравилось, что музей указал, кому принадлежали экспонаты. Эта памятка Черновой Людмилы Ивановны.

Что читать доярке. Издательство газеты "Псковская правда". 1956г.
Что читать доярке. Издательство газеты "Псковская правда". 1956г.
Collapse )

На потолке

В изборском музее «Доме купца Белянина» один из залов, посвящен оккупации Изборска во время второй мировой войны. 

Раньше не видела немецкие агитационные фотоплакаты в российских музеев (или не обращала внимание). Также впервые увидела размещение плакатов на потолке.

Collapse )